Аниме как образец для российского кино будущего

04 Янв 2012 Критика

21 февраля в Государственном выставочном зале «На Каширке» в рамках XII Всемирного Русского Народного Собора «Будущие поколения — национальное достояние России» работала творческая площадка «Современное кино России и образ будущего», ведущим которой выступил историк, религиовед, культуролог и публицист Роман Багдасаров, один из авторов проекта «Молодость+».

Главной темой обсуждения стала кинофантастика и образы будущего, рисуемые киноиндустрией от самого ее зарождения и до наших дней, от классической «Аэлиты», снятой в 1924 году Яковом Протазановым до «Гадких лебедей» Константина Лопушанского, вышедших в 2006 году. Этому и был посвящен открывший встречу доклад Романа Багдасарова.

Свой расцвет на страницах книг и в экранизациях отечественная научная фантастика переживала в 50-80-х годах, когда огромной популярностью среди юношества пользовались журналы «Техника-молодежи», «Знание-сила» и другие. Это было время успешной реализации глобальных проектов по освоению космоса и океана, время крупных технических открытий и достижений, время научно-технического оптимизма и энтузиазма.

Так в книге «Туманность Андромеды», написанной Иваном Ефремовым в 1956 году впервые была сделана попытка создания комплексного портрета идеального светлого будущего, некоторые стороны которого вызывают сочувствие и у современного читателя.

Самыми активно экранизируемыми авторами в России стали Аркадий и Борис Стругацкие, хотя большинство этих картин, к примеру, знаменитый «Сталкер» А. Тарковского к фантастике имеет довольно формальное отношение.

В 70-80-е годы создается также ряд фильмов, в которых предпринимается попытка изображения научно-обоснованной картины будущего: «Москва — Кассиопея», «Отроки во Вселенной», «Гостья из будущего»...

Для западного кинематографа поворотной точкой стал выход фильма «Космическая одиссея 2001 года» С. Кубрика (1968). В основу фильма легли рассказы Артура Кларка, автора тетралогии «Космическая одиссея», который сам и работал над сценарием.

Продолжением встречи стала демонстрация отрывка из фильма К. Лопушанского «Гадкие лебеди» и обсуждение этой картины. В основу картины «Гадкие лебеди» легла одноименная повесть братьев Стругацких о городе-призраке с интернатом для одаренных детей, чьи учителя «мокрецы» — то ли мутанты, то ли пришельцы. В городе происходит беспричинное изменение климата, напоминающее Вселенский потоп. Вокруг возникают бесчисленные комиссии, изучающие эту аномалию. Среди детей интерната находится дочь писателя Виктора Банева, который вынужден начать собственное расследование ситуации, включаясь в борьбу не только за судьбы этих детей и своей дочери, но и за ту форму Будущего, которую выберет человечество.

С точки зрения этих детей, «мир требует глубокого внутреннего и духовного перерождения». Деградировавший и примитивный мир взрослых им не нужен, поэтому он может быть уничтожен. Виктор Банев, с одной стороны пытаясь понять их точку зрения, возражает, что ни одна попытка построения нового мира на костях старого не приводила к положительному результату.

Опираясь на этот фрагмент, Роман Багдасаров предложил слушателям поразмыслить над следующим. В традиционном обществе, существовавшем до первых технических и политических революций, ребенок посредством определенных ритуалов проходил определенные стадии социализации, синхронизируясь с тем обществом, членом которого он становился, подобно тому, как в древних племенах подросток, проходя инициацию, становился полноправным членом воинских и охотничьих союзов. Такие ритуалы позволяли подростку осознать возможности своего тела и разума, границы своих физических и духовных способностей, научиться принимать решения в экстремальных ситуациях, преодолевать свои страхи. Человек осознает границы своей жизни и жизни вообще, он понимает, для чего существует все общество, на каких оно держится основаниях, и становится его полноценным членом.

Вопросы, задаваемые детьми — героями фильма «Гадкие лебеди», задает себе каждый человек на пороге взросления. «Зачем существует общество? Каково мое место в нём?» Не получив положительных ответов со стороны общества, ребенок теряет доверие к этому миру и ищет спасения в других, воображаемых реальностях. В «Гадких лебедях» говорится как раз о том, что современное общество не дает детям повзрослеть и полюбить эту жизнь.

Когда в европейском обществе ослабло значение ритуалов, их место заняла культура. Подросткам необходимо ориентироваться на героические примеры, а поскольку современное общество отрицает эти крайности, то они выносятся за его рамки в контр и субкультуру и кинематограф. И именно эти вещи и ищут люди в фантастических книгах, фильмах и играх. О противопоставление реального современного мира и мира ментальной реконструкции (создаваемого в рамках контркультуры), «мира 1» и «мира 0» рассказывалось в представленном на встрече докладе психолога Дмитрия Громова.

1. Реальный мир лишен романтики, в то время как она очень актуальна для молодежи. Мир 0 нарочито романтичен и героичен.
2. В отличие от «мира 1», который реалистичен, материалистичен и скучен, «мир 0» — мистический, магический, фантастический.
3. В «мире 1» человек является субъектом обезличенных отношений внутри общества. «Мир 0» предполагает, что человек более индивидуален, здесь присутствуют свобода и независимость, сконструированные разными способами.
4. Реконструируемые миры, как правило, воинственны. Отсюда повышенное внимание к оружию как ценности.
5. Благопристойный «мир 1» не одобряет экстремальной деятельности и накладывает на нее ограничения. Соответственно «мир 0» построен на приключениях, войнах, экстатических состояниях.
6. В «мире 1» человек человеку волк, а «мир 0» предлагает особую систему отношений, основанную на благородстве.
7. Патриотичность. В идеальном «мире 0» создаются даже новые страны.
8. «Мир 0» — это мир нетронутой природы, экологического благополучия.
9. «Мир 0» — мир социальной справедливости.

В качестве примера успешной творческой реконструкции подобного рода была приведена японская анимация (аниме), ведь над созданием аниме-сериалов работают не только художники и сценаристы, но и психологи. Аниме — это самостоятельное культурное явление, все больше и больше завоевывающее российскую аудиторию. Следует отметить, что аниме — это не жанр, а метод, потому что внутри его существует всё многообразие жанров: комедия, мелодрама, космическая опера и т. д. Для нас наиболее интересно, что главный герой практически любого сериала проходит четко очерченные этапы внутреннего взросления, а в фантастических эпопеях, кроме того, принимает самое непосредственное участие в создании будущего. Именно этот опыт и может стать полезным для будущего российского кинематографа, который сейчас испытывает сильную нехватку картин, обращенных непосредственно к молодежи и предлагающих положительные модели поведения для тех, кто еще только ищет свой путь в жизни.

Валерия Ефанова